Красный диплом не гарантирует трудоустройства


Во вторник на круглом столе «Проблемы и перспективы развития рынка труда в современных условиях» топ-менеджеры крупнейших банков, ритейлеры и представители компаний, создающих программное обеспечение, рассказали о бесполезности красного диплома, завышенных ожиданиях студентов и пользе стажировок.


Как сообщила начальник управления содействия занятости населения столичного департамента труда и соцзащиты Юлия Холомцева, за три прошедших месяца 2016 года из 2,5 млн молодых людей, проживающих в Москве, в департамент труда и соцзащиты населения Москвы обратилось 12,5 тыс. человек от 14 до 30 лет. Это 26% от всего количества нуждающихся в трудоустройстве москвичей.


По данным на 1 апреля в городе было 6,8 тыс. человек, оформивших статус безработного, при этом 51% безработной молодежи — это выпускники вузов.


— Вроде бы молодые специалисты — это люди, которые мобильны и востребованы на рынке труда. Но почему больше половины не работают? Что с ними не так? В этом надо разобраться, — сказала Холомцева.

— Если студент надеется, что он будет выбирать работодателя, то ему надо срочно снять розовые очки и убрать их подальше. Это мы будем его выбирать. Добро пожаловать во взрослую профессиональную жизнь, — говорит вице-президент по персоналу компании «Эльдорадо» Роман Ермоленко.


Управляющий директор по работе с персоналом Райффайзенбанка Владимир Химаныч также полагает, что студенты должны сами добиваться работы, это развивает такие полезные качества, как сопротивляемость кризисной ситуации и правильный взгляд на жизнь.


— Есть тревожащий фактор: в результате исследований мы выяснили, что ключевым фактором при выборе работодателя для студентов является стабильность компании. Я считаю, что это нетипично и неправильно, потому что студенты и стабильность — совершенно несовместимые вещи, — говорит Химаныч. — Молодой специалист должен искать то место, где ему будет по-настоящему комфортно.


По мнению заместителя гендиректора компании «Финэкспертиза» Ольги Слинкиной, истоки проблем в трудоустройстве нужно искать еще в школе.


— С вводом ЕГЭ был уничтожен институт ранней профориентации. Ведь раньше дети ходили на дни открытых дверей, выбирали вузы. А сейчас надо разослать результаты госэкзамена в максимальное количество вузов, куда возьмут — туда и пойдешь. Я это даже на своих детях заметила, — рассказала Силкина.


В итоге оказывается, что большинство студентов на 4-м или 5-м курсах понимают, что вовсе не намерены работать по специальности.


— Я был недавно в престижном университете и задал вопрос группе студентов из 150 юристов, экономистов и бухгалтеров: кто собирается работать по профессии? Так вот — никто. Это просто ужас! При этом в результате бизнес-игры, которую мы провели, оказалось, что большинство экономистов не может отличить маржу от убытка. Когда уже наступит нормальное образование? Почему никто не хочет работать, например, в сельском хозяйстве? — возмущается Роман Ермоленко.


По его мнению, чтобы исправить ситуацию, нужно нормировать количество нужных стране специальностей и исходя из этого строить учебные программы в университетах.


Почти все крупные компании проводят стажировки и очень ценят, если претендент на работу их прошел. Однако добиться стажировки очень непросто.


Например, должность менеджера в «Эльдорадо» получают десять претендентов из тысячи. А Райффайзенбанк в 2015 году из 3 тыс. желающих взял на стажировку только 22 человека. Компания SAP CIS из 500 претендентов отобрала только восемь человек.


Больше всего шансов получить работу, по словам Владимира Химаныча, у специалистов в области IT и инженеров.




Август 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  


Архивы



Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика




© 1994 - 2019 Бизнес и Компьютер